Генеральный директор римского ювелирно-часового дома Bvlgari встретился с корреспондентом «Коммерсантъ. Стиль» Екатериной Зиборовой в виртуальной реальности и рассказал, как ему удалось сохранить рабочий дух в компании численностью 5000 человек, несмотря на изоляцию и приостановку производства. А также какова природа интереса людей к предметам роскоши в кризисные времена, и почему спрос на высокое ювелирное искусство силен и только растет.

— Сколько виртуальных встреч в день вы проводите сейчас?

— Три-четыре с партнерами и клиентами, и пять-шесть с сотрудниками из разных отделов и стран. Благодаря приложению Zoom мы поняли, что большую часть бизнеса можно делать, не путешествуя. Это экономит деньги, время, силы. И для планеты это хорошо.

— Есть ли разница для бизнеса, разговариваешь ли с человеком лично или через экран?

— Когда разговариваешь, споришь, объясняешь, слушаешь, важно видеть язык тела человека, смотреть ему в глаза. А физически или на экране, не важно. У нас была ежегодная большая внутренняя встреча по планированию на 2021 год. Вместо того, чтобы всем собраться в Риме, люди из 17–18 городов вышли на связь из своих домов и офисов. И, должен сказать, это был успех. Было легче взаимодействовать, чем когда все сидят в одной комнате. Особенно для тех, кто обычно стеснятся задать вопрос, например, младшие сотрудники. На экране все — равные квадратики экрана. К тому же если встреча назначена на 10 утра, то она и в 10, не в 10:10 или 10:15. И это тоже очень помогает экономить и планировать время. Так что, да, это эффективно и будет частью новых способов работы. Мы будем меньше путешествовать и больше успевать.

— Какой была реакция клиентов на виртуальные презентации новой коллекции высокого ювелирного искусства Barocko?

— Мы были первым ювелирным домом, кто представил коллекцию украшений на подиумном показе пару лет назад. Поэтому от нас ожидали нечто большее, чем просто презентацию. И мы сделали приложение с виртуальной примеркой. Задействовали новые технологии для макро видео и фото съемки украшений в 3D со всех возможных углов. Чтобы можно было увидеть ювелирное мастерство изнутри. И клиенты могли примерить украшения сидя перед экраном за несколько тысяч миль от шоурума, Нужно было поместить лицо перед экраном, выбрать украшение, приложить к своему изображению, сфотографировать.

Отсутствие трат на путешествия – отличные новости для ювелирной индустрии. И для индустрии роскоши в целом

Клиентам очень понравилось! Ведь это игра. Ювелирное искусство бывает слишком формальным, иногда скучным, идет вразрез с образом жизни особенно молодой аудитории. В реальности иногда нужно долго ждать своей очереди, чтобы примерить все вещи, которые нравятся. А тут можно было мерить сколько угодно вещей, пойти в гардеробную переодеться, сфотографироваться снова, запомнить. Пять украшений мы продали сразу, пятьдесят послали клиентам, которые внесли депозит, но захотели увидеть вещи вживую. Благодаря такому подходу, за два месяца до физической презентации коллекции в середине сентября большинство клиентов уже знакомы с украшениями, примерили их и некоторые даже приобрели. Приложение каждый день обновляется. Можно, проснувшись утром, обнаружить в нем новое колье и сразу примерить. Такое вот волшебство.

— А как обстоят дела с логистикой? Есть ли сложности с доставкой украшений?

— Конечно, все не так просто как в обычные времена. Не все грузовые рейсы отвечают стандартам безопасности перевозки украшений высокого ювелирного искусства. Перевозить самолет масок из Китая в Нью-Йорк не совсем то же самое, что перевозить драгоценности из Нью-Йорка в Китай. Для этого нужны разные рейсы. Так чтопроцесс стал медленнее — украшения приезжают, условно, не в среду, а в пятницу. Но это не так уж важно.

— Дом Bvlgari создает коллекции высокого ювелирного искусства, более доступные линии, мужские и женские часы, парфюмерию, аксессуары… Какая из этих категорий чувствует себя лучше всего в нынешние времена?

— Из шести месяцев первого полугодия три были потеряны, пока рано делать выводы. По итогам 2019 года нашими основными драйверами являются ювелирные украшения. Наш самый стойкий сегмент — высокое ювелирное искусство. Богатые люди меньше беспокоятся о будущем, чем средний класс. Владельцы собственного бизнеса не боятся быть уволенными. Следом идет свадебный сегмент. Пандемия или нет, люди женятся всегда, и им нужны кольца и свадебные украшения. Затем вещи из знаковых коллекций, таких как Serpenti и B.Zero1 — за десятилетия их существования люди успели к ним привыкнуть.

— Вы полны оптимизма…

— Все-таки мы не в мировом кризисе. Медленно, но мир начинает восстанавливаться. Когда я смотрю показатели продаж Bvlgari, я вижу значительные улучшения месяц за месяцем. Единственный сегмент, который по-прежнему близок к нулю, это тревел ритейл, потому что в аэропортах половина бутиков закрыты. Думаю, в ближайшие 24 месяца основной акцент будет на локальных продажах. В России, к примеру, были очень высокие показатели летом. Конечно, когда путешествуешь, совсем другой настрой на покупки, когда ты готов тратить. В остальном бизнес оживает довольно уверенными темпами.

— Каково главное испытание для генерального директором крупного бренда сейчас?

— Сохранять команду солидарной, мотивированной, целеустремленной в ситуации, когда люди, привыкшие собираться вместе в офисах, вынуждены работать изолированно из дома. В прошлом году мы начали внедрять удаленный доступ работы, так что к началу карантина многие сотрудники уже были оснащены ноутбуками, камерами и всем необходимым для виртуальных встреч. И рабочий процесс не прерывался. Исключение — мануфактура. Ее мы обязаны были закрыть. Чтобы удержать команду в 5000 человек в единстве, мы увеличили количество виртуальных встреч. Я лично никогда не был в таком близком контакте с таким большим количеством сотрудников за такое короткое время. Теперь же я узнал их в лицо — и это было очень интересно. Второй крупной задачей стало сокращение затрат так, чтобы продолжать платить зарплаты, аренду, избежать потери прибыли и необходимости идти в банк за помощью. Нужно было найти срединную линию между недостаточно и слишком много. Если слишком увлечься мыслями о будущем, можно сильно откатиться назад. Если делать недостаточно, будешь стесняться стартовать заново из-за отсутствия ресурсов. Это не наука, тут нет волшебного числа. Это не первый кризис в мире, были политические конфликты, катастрофы, гражданские войны, но никогда человечество не останавливается на 80%. Да, пандемия изменит отношение к роскоши, но аппетит по-прежнему очень силен. Потому что после кризиса хочется наслаждаться жизнью.

— Каким теперь будет отношение к роскоши? Ведь взаперти некому хвастаться своими покупками. Как меняется природа интереса к роскоши?

— Во-первых, желание одеваться напоказ — подход 1960-70-80х годов. Сегодня люди покупают и носят драгоценности ради удовольствия владеть чем-то прекрасным, что им нравится. Они наслаждаются приобретениями дома так же сильно, как и на званом ужине. Люди покупают спорткары не для того, чтобы воскресным вечером прокатиться по центру города, а чтобы ездить на них в офис, потому что любят звук мотора и запах кожи сидений хорошей машины. Так что культура роскоши по-прежнему жива. Во-вторых, сегодняшний кризис длится всего два-три месяца, это не пятилетняя трагедия, которой была Вторая мировая война. Да, пандемия никому не нравится, да, до нее ювелирное искусство было очень сильно, особенно Bvlgari, но бизнес возвращается. Если вы пропустили День Святого Валентина или празднование дня рождения из-за карантина, вас ничто останавливает отпраздновать их в апреле. И, что особенно интересно, люди готовы тратить на украшения даже больше, чем в прошлом году. Потому что раньше они тратили эти деньги на путешествия, а теперь вынуждены проводить время дома. Сила покупки не сильно изменилась, деньги есть, просто некоторые сегменты рынка в этом году недоступны. И отсутствие трат на путешествия — отличные новости для ювелирной индустрии. И для индустрии роскоши в целом.

Сайт Bvlgari.

Читайте также